Гурбангулы бердымухаммедов запретил распространение коронавируса

Рахмон и Бердымухамедов «поверили» в COVID-19

Проник ли коронавирус в Таджикистан и Туркмению, известно лишь их президентам и помалкивающим медикам. Но пандемии здесь боятся и к ней готовятся.

По официальной информации, случаев заболеваемости COVID-19 нет ни в Таджикистане, ни в Туркмении, хотя у их ближайших соседей новый вирус набирает силу. А по неофициальным данным, в вотчинах Эмомали Рахмона и Гурбангулы Бердымухамедова дело обстоит иначе.

Посольство США в Туркмении заявило, что власти этой страны могут скрывать данные о заражении. И, заметим, если оно не приобрело массовый характер, то это нетрудно сделать из-за крайней закрытости страны и страха людей перед репрессивным режимом. Чуть легче «дышать» в Таджикистане — и вообще, и на фоне пандемии. Но, несмотря на «отсутствие» коронавируса в этих двух республиках, меры по его предотвращению и «неожиданному» обнаружению все же принимаются, и часто — не адекватные. Здравого смысла в Таджикистане наблюдается больше, чем в Туркмении. Сравним реалии.

По «альтернативным» данным, в Таджикистане с подтвержденным COVID-19 минимум три пациента. Минздрав информирует, что с начала мировой пандемии каждый прибывший в страну прошел обследование на наличие «короны»; на карантине в инфекционных больницах находятся сейчас 1523 человека, еще 6 тысяч «прошли его успешно». Но случаев летального исхода от пневмонии стало гораздо больше. Замминистра здравоохранения Шодихон Джамшед объяснил это «неблагоприятными погодными условия». «Это абсолютно нормальное сезонное явление», — сказал он.

Тем временем президент Эмомали Рахмон признал коронавирус «чудовищной химерой». Несмотря на отсутствие в стране больных COVID-19, сказал он, негоже «быть самонадеянными и сидеть, сложа руки». Правда, власти в такой позе не застыли: разработана программа реагирования на чрезвычайные ситуации; Душанбе обратился за финансовой помощью к международным донорским организациям. Уже подоспел подарок из Узбекистана — 18 вагонов с мукой, антисептическими и дезинфекционными средствами, медицинскими масками, респираторами, очками и прочим. США выделили Таджикистану для реагирования на пандемию $ 869 тыс., а Евросоюз — 48 млн евро. МВФ частично облегчил долговое бремя ряду стран из-за пандемии, и в их число вошел Таджикистан.

Напомним, ранее Всемирный банк выделил Душанбе $11 млн на поддержку экономики в «вирусных» условиях. Откликнулся и местный бизнес: управление здравоохранения Душанбе получило от него крупную партию тестов для выявления COVID-19, аппараты ИВЛ, защитную одежду для медиков. Помощь бизнеса продолжится.

Власти отказались от церемонии открытия самой большой в регионе мечети, в строительство которой при участии Катара вложено более $100 млн; совет улемов (теоретики и практики ислама) запретил, начиная с 18 апреля, совместные молитвы в мечетях. Также в республике отложено традиционное празднование Дня столицы, другие массовые мероприятия.

В общем, в отличие от президента Туркмении, Эмомали Рахмон не делает вид, что проблемы COVID-19 вообще не существует — он даже поручил усилить в стране санитарно-гигиенические меры для предотвращения вспышки болезни и обеспечить «двухлетнюю заготовку продуктов питания для каждой семьи». Но население недоумевает: почему власти не продлили весенние каникулы, и в стране работают школы, вузы и детские сады? Уверенность таджиков в том, что больных коронавирусом среди них нет, тает.

А что же Туркмения? Если в Таджикистане не запрещают говорить о коронавирусе, в самой «процветающей и счастливой» стране мира слово это табуировано. Как передает «Азатлык», в медицинских учреждениях страны регулярно проводят собрания, на которых строго запрещают обсуждать новый вирус. Между тем, по данным «Хроники Туркменистана», в карантинной зоне города Туркменабада находятся семь человек, инфицированных COVID-19. Это подтверждают и другие независимые СМИ. Сообщается также, что в учебных заведениях и детских садах — все они открыты — практикуется массовое тестирование на наличие коронавируса.

Как информирует вышеназванный «вражеский голос», в стране подготавливают больницы для зараженных новым вирусом и отменяют плановые операции. Карантинный полигон обустроен в Гушгы на границе с Афганистаном. По неофициальным данным, карантинные зоны созданы также в инфекционной больнице в Ашхабаде и в Балканабаде.

В общем, Туркмения живет двойной жизнью — реальной и показушной. В первой она, так или иначе, готовится к пандемии и, вероятно, все же скрывает, что больные «короной» в стране есть. А во второй ни о каком таком вирусе не слышали: как и прежде проводятся многолюдные мероприятия — то велопробеги (на сей раз Бердымухамедов катался отдельно от широких масс), то торжества в честь туркменского скакуна и т. д. Правда, свадьбы стали «скромнее» — количество гостей власти ограничили 200 «головами».

Что касается внешней помощи республике. Туркмены — народ гордый и «богатый». Последнее обстоятельство стало причиной того, что Евросоюз не включил республику в число стран, получающих финансовую поддержку в связи с эпидемией COVID-19. Причем из-за высокого уровня доходов на душу населения! По методологии Всемирного банка, в эту категорию попадают государства с ВВП от $4086 до $12615 на каждого; в Туркмении же соответствующий показатель равен несуществующим $7065.

Как отмечает «Хроника Туркменистана», ВБ в своих расчетах основывается на официальном курсе — 3,5 маната за доллар США. Курс этот пять лет не меняется. С 2016 года обмен валюты для физических лиц запрещен, а для бизнеса — крайне затруднен, что привело к развитию «черного» валютного рынка. Так вот: если брать за основу именно его, ВВП на душу населения составляет в Туркмении $1200. Напомним, что основная масса туркменов едва ли не голодает, и лечатся граждане «процветающей» страны не по науке, а как велит Аркадаг — дарами природы. Не зря же его перу принадлежит многотомник лекарственных растений. В Туркмении даже знают, как противостоять распространению коронавируса — просто окурить помещение дымом сухой гармалы (трава могильник). А в народе в антивирусных целях популярен суп из бараньей башки и копыт.

Но вернемся к зарубежной помощи Туркмении. США выделили ей $920 тысяч на защиту от коронавируса, «неосторожно» напомнив, что за последние 20 лет они инвестировали в страну более $200 млн, из них 21 млн предназначался для нужд здравоохранения. В Ашхабаде почему-то сильно осерчали: МИД, среди прочего, назвал информацию о предоставлении Туркмении экономической помощи со стороны США «не достоверной».

Интересно, правда ли, что Россия подсобила Туркмении в борьбе с COVID-19, или в Ашхабаде и впрямь верят, что самостоятельно справятся с проблемой, которой «нет», и сведут коронавирус в могилу могильником.

Источник: www.rosbalt.ru

Нет такого слова. Как президент Туркмении одолел коронавирус

Борьба с коронавирусом COVID-19 — дело новое. По этой причине государства мира пытаются опытным путем нащупать путь, ведущий к победе.

Читайте также:  Есть ли в вологде заболевшие коронавирусом

То, что нельзя называть

Оригинальным образом поступили в Туркменистане. По информации ряда СМИ, ссылающихся на источники в самой стране, власти запретили использование слова «коронавирус».

«Это слово не разрешается употреблять в средствах массовой информации, а те, кто говорит об эпидемии или носит маску на улице, подвергаются задержанию», — пишет турецкое издание Cumhuriyet.

Журналисты ссылаются на оппозиционный сайт Turkmenistan Chronicle, который пишет: слово «коронавирус» не только не употребляется на ТВ, радио и в печатных изданиях, оно исчезло даже из медицинских брошюр.

Организация «Репортеры без границ» (RSF) осудила такой подход официального Ашхабада к проблеме. Глава отделения RSF по Восточной Европе и Центральной Азии Жанна Кавелье заявила: «Такое отрицание информации не только ставит под угрозу туркменских граждан, которые подвержены наибольшему риску, но и в то же время усиливает авторитаризм, навязанный президентом Гурбангулы Бердымухамедовым».

Как COVID-19 стал ОРЗ, а затем исчез совсем

При этом в середине марта упоминание коронавируса в туркменских СМИ под запретом не было. Более того, сам глава страны давал советы о том, как справиться вирусом.

На заседании по приоритетам государственного развития Бердымухамедов распорядился о проведении специальных мероприятий по борьбе с COVID-19. «Дым от гармалы — эффективное средство, активно противодействующее проникновению в организм человека различных невидимых глазу вирусов», — заявил президент Туркмении.

Речь идет о лекарственном растении, также известном под названиями «хазор-испанд», «юзарлик» или «могильник». Напомним, что Гурбангулы Бердымухамедов является автором популярной в стране книги «Лекарственные растения Туркменистана».

6 марта портал «Туркменистан.ru» сообщал о брифинге в МИД Туркменистана по ситуации с коронавирусом.

«В ходе брифинга замминистра иностранных дел Вепа Хаджиев и министр здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана Нурмухаммет Аманнепесов рассказали о принимаемых в стране мерах для предотвращения проникновения на территорию Туркменистана особо опасных инфекционных заболеваний, в частности коронавируса COVID-19», — говорилось в сообщении.

При этом особо подчеркивалось, что «ни одного случая заболевания или подозрения на коронавирус в Туркменистане не зафиксировано».

19 марта тот же портал давал следующую информацию о переговорах главы государства: «Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев в ходе телефонного разговора обсудили вопросы взаимодействия двух государств в борьбе с коронавирусом нового типа. Стороны отметили, что распространение коронавирусной инфекции COVID-19 вызывает напряженность и неопределенность по всему миру, а также оказывает негативное влияние на состояние международных отношений и торговли».

Но уже на следующий день, 20 марта, появилось сообщение следующего содержания: «В целях оказания гуманитарной помощи населению Ирана в связи с распространением в стране острого респираторного заболевания президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал распоряжение о предоставлении Исламской Республики Иран гуманитарной помощи».

Вот так нехитрым способом «коронавирус» превратился в банальное «ОРЗ».

ООН можно, остальным — сев хлопчатника

Вслед за этим из новостей исчезло и ОРЗ. Портал пишет о начале сева хлопчатника, совещании по развитию нефтегазового комплекса, посещении президентом мечети.

Новая беседа лидеров Туркменистана и Узбекистана, состоявшаяся 28 марта, если верить сообщениям СМИ, никак не касалась темы коронавируса. Портал «Туркменистан. Золотой век» сообщает о кадровых перестановках, происходящих по решению президента Туркмении, о конной прогулке Бердымухамедова и начале им работы над новой книгой. Нет никакого упоминания об ОРЗ или тем более коронавирусе.

При этом нельзя сказать, что в стране не принимается никаких профилактических мер. Медики призывают граждан предохраняться от острых респираторных инфекций, рекомендуют использовать оксолиновую мазь. Школьникам продлили весенние каникулы, в Ашхабаде закрывают некоторые заведения общепита — и все это без упоминания COVID-19.

На представительство ООН в Туркменистане ограничения на слово, видимо, не распространяются.

«Организация Объединенных Наций в Туркменистане совместно с национальными партнерами встретились для рассмотрения Плана по обеспечению готовности и реагирования на COVID-19 на уровне страны, — говорится в сообщении пресс-службы представительства. — Основная цель этого плана состоит в том, чтобы определить потребности страны, которая будет подготовлена для профилактики и борьбы с инфекцией, и смягчить социально-экономические последствия вспышки в стране. Участники, представляющие агентства ООН, Министерство здравоохранения и медицинской промышленности, Министерство обороны, Министерство иностранных дел, Туркменховаеллары, Государственную миграционную службу, Национальное общество Красного Полумесяца Туркменистана, средства массовой информации и другие, рассмотрели план по обеспечению готовности и реагирования на COVID-19 и согласовали следующие шаги.

Постоянный координатор ООН Елена Панова заявила: «План определяет механизмы сотрудничества между Туркменистаном и Организацией Объединенных Наций, а также другими партнерами по обеспечению готовности и реагированию на COVID-19. Это документ будет регулярно обновляться при необходимости».

Официальный представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Галина Перфильева в эфире телеканала «Таджикистан» заявила: «Сейчас весь мир ведёт борьбу с COVID-19 , практически не осталось на земном шаре стран, где нет случаев заболевания. Таджикистан и Туркмения — это, в принципе, две страны, оставшиеся в регионе из 53 зараженных стран, где случаи COVID не зарегистрированы».

Аркадаг непобедимый

Пост президента Туркмении Бердымухамедов занял в декабре 2006 года, после смерти первого лидера страны Сапармурата Туркменбаши Ниязова. В народе президент носит неофициальный титул «Лидер нации» и Аркадаг («Опора»). Его именем, а также именами его членов семьи названы многие социально-культурные объекты Туркмении. Изображения и портреты Бердымухамедова размещены на тысячах плакатов и транспарантов, бесчисленном множестве фотографий в помещениях учреждений, в кабинах автомашин.

Аркадаг известен как автор серии книг об ахалтекинских конях: «Ахалтекинец — наша гордость и слава», «Полет небесных скакунов», «Стремительная поступь скакуна», «У коня есть и преданность, и веселье». Всего же авторству Аркадага принадлежит около 50 книг, которые охватывают буквально все сферы жизни туркменского народа. Жители страны с большим вниманием знакомятся с произведениями своего президента. Особняком стоит девятитомный труд «Лекарственные растения Туркменистана», в котором описаны целебные свойства 109 представителей туркменской флоры.

Президент Туркмении является большим поклонником автоспорта и регулярно побеждает в соревнованиях. Весной 2012 года, приехав на гоночный трек в Ашхабаде, он попросил организаторов гонок разрешить ему тоже принять участие. В итоге Аркадаг не только победил, но и установил рекорд трека.

Разумеется, побеждает Аркадаг и в скачках. Так, в апреле 2013 года он на собственном ахалтекинском коне Беркараре принял участие в скачках, состоявшихся на арене Международного конноспортивного комплекса, и занял первое место, выиграв 11,05 млн долларов.

Читайте также:  Рейтинг стран по количеству зараженных коронавирусом

В августе 2017 года Бердымухамедов посетил военные учения и лично продемонстрировал руководителям силовых ведомств страны, как нужно обращаться с оружием, метко стрелять и метать нож во врага. Искусству главы государства аплодировали генералы вооруженных сил, МВД, генеральный прокурор, главы таможни, миграционной службы и других органов. Также президент лично руководил учебными действиями спецназа по задержанию преступной группировки.

А еще президент регулярно выступает по ТВ с музыкальными композициями как собственного сочинения, так и с кавер-версиями знаменитых советских хитов.

Судя по вышеприведенным фактам, президент Туркмении брутальнее, чем Чак Норрис. И если он сказал, что коронавируса нет, то с ним лучше не спорить.

Источник: aif.ru

Похоронная команда для диктатора

Почему интернет поверил в смерть президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова

Фото: РИА Новости

  • Днем 21 июля в русскоязычных СМИ и телеграм-каналах активно стала распространяться информация о смерти второго президента Туркменистана Гурбангулы Мяликгулиевича Бердымухамедова. Ссылка во всех СМИ была на одного-единственного политолога, который до этого Туркменистаном не занимался вообще, но многие поверили сразу и тут же начали строить версии: Бердымухамедов не мог умереть от «почечной недостаточности», налицо отравление. Предыдущий президент Сапармурат Ниязов тоже умер внезапно — значит, мы видим укореняющийся в суперзакрытой стране формат передачи власти.

    Потом посольство Туркменистана в России дало официальное опровержение (хотя верить им, учитывая режим, какой они представляют, можно с таким же скепсисом, что и этому политологу), а главный источник информации принес официальные извинения. Бердымухамедов, по сведениям более-менее знающих ситуацию журналистов, находится в Германии, поскольку там в клинике у него в тяжелом состоянии лежит мать.

    Здоровье самого Аркадага (это его официальный статуc президента, переводится “покровитель”, чтобы не путать с “отцом всех туркмен” Туркменбаши) тоже шалит: говорят, ему недавно пересадили почку. Но все-таки такая простая, тривиальная смерть в 61 год — совсем не то, что вяжется с образом, который рисует Бердымухамедову официальная туркменская пропаганда.

    А этот образ масштабен. Бердымухамедов — писатель, певец, наездник, стрелок из пистолета в положении сидя на велосипеде, гонщик, штангист, автор гимна Азиатских игр, покровитель котят и вообще Туркменатор.

    В стране, где до этого много лет правил человек, заменивший названия месяцев на имена родственников, переплюнуть уровень культа личности сложно, но личный стоматолог Ниязова Бердымухамедов очень старался. Все это выглядит комично — но это из Москвы или даже из Минска, а в Туркменистане, где люди не видят в СМИ ничего и никого другого, многие люди всерьез думают, что все именно так и устроено. Президент-супермен: в перерывах между написанием книг о целебной силе чая и скакунах он спасает родную страну от врагов извне. У Туркменистана, кстати, официально нейтралитет — как у Швейцарии.

    Но Ашхабад — это, конечно, не Берн, а наш Пхеньян: существует даже шутка, что самых ужасных преступников в Северной Корее ждет страшное наказание — ссылка в Туркменистан. Это, возможно, преувеличение, но не очень сильное: с Северной Кореей хотя бы пытаются вести диалог, а Туркменистан словно существует на отдельной планете. Из огнеметов чиновников там не сжигают (но это неточно), но из этого постоянного Зазеркалья, где подаренную президентом его собственную книгу принято целовать, потому что это выше, чем Коран или хлеб, просто нет никакого выхода.

    Дмитрий Медведев и Гурбангулы Бердымухамедов в Ашхабаде. Фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

    Страна шикарных и обязательно белых зданий (черный цвет Бердымухамедов очень не любит) и одновременно острейший дефицит продуктов, лекарств и даже бланков для этих лекарств.

    Витрина, которая во всех смыслах кривое зеркало: и персональное шоу Гурбангулы Вагановича Петросяна, и линза для искаженного восприятия реальности всех пяти с лишним миллионов человек внутри. День за днем простой житель какого-нибудь Кёнеургенча утопает в этой тотальной лжи как в зыбучих песках Каракума, о которых так задорно перепел советский шлягер Бердымухамедов.

    Читайте также

    Скрепы по-туркменски. В Туркменистане начали искать людей, которые используют в туалете газеты с изображением президента

    Но жизнь в этом микрокосмосе у Бердымухамедова только с виду протекает на «расслабоне». Дворцовые интриги в стране, где все всем врут, накалены до предела, однако ты сам никогда не понимаешь, кого бояться, а кого приближать к себе. Бердымухамедов сам так пришел к власти: когда Сапармурат Ниязов умер, Аркадаг воспользовался общей неразберихой и при участии спецслужб объявил себя наследником Туркменистана, а потом эти же спецслужбы первым делом и зачистил. Теперь ситуация еще хуже: защищать власть всегда сложнее, чем завоевывать ее. Когда здоровье начинает подводить, свои полномочия надо еще и кому-то передать. Транзит власти, будь он неладен.

    У Бердымухамедова есть сын Сердар, который явно рассматривается на роль преемника: по телевидению его называют «сыном народа», а в этом году 37-летний полковник, работник МИДа, инженер-технолог, доктор технических наук и главный специалист Управления по пивобезалкогольной и винной промышленности Ассоциации пищевой промышленности Туркменистана стал еще и хакимом (губернатором) важнейшего Ахалского велаята, то есть Ашхабадской области.

    Сын наверняка будет на его стороне в случае попытки дворцового переворота, но и в этом нельзя быть уверенным: в свое время Бердымухамедов-старший назывался внебрачным сыном Ниязова (они, действительно, очень похожи) и, говорят, мог поспособствовать ускорению замены Туркменбаши на себя любимого. История имеет свойство повторяться, а в такой стране, как Туркмения, ты никогда не можешь точно знать, в какой момент спираль пойдет на новый виток.

    Это самая большая боль президента-диктатора: никому нельзя верить.

    Ты и твои родные не могут даже заболеть в своей стране, поскольку, даже со скидкой на отсутствие лекарств, дорога в больницу всегда может оказаться путем к финишу

    (а собственные рецепты лечения чаем почему-то не помогают). Люди хлопают твоей стрельбе из винтовки по падающим до выстрела мишеням, но за спиной втайне надеются, что ты умрешь побыстрее. Бердымухамедов уже мог это почувствовать на себе в полной мере, когда в 2013 году во время скачек упал с лошади на полном ходу, теперь ему приходится проживать эти чувства вновь.

    Можно утешаться одним: хотя следующий правитель Туркменистана наверняка приложит руку к тому, чтобы Аркадаг побыстрее ушел со своего поста в вечность, ему будет архисложно найти такую область человеческого бытия, в которой Бердымухамедов уже не стал бы первопроходцем.

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    Читайте также:  Число заболевания коронавирусом в мире онлайн

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Источник: novayagazeta.ru

    Похоронная команда для диктатора

    Почему интернет поверил в смерть президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова

    Фото: РИА Новости

  • Днем 21 июля в русскоязычных СМИ и телеграм-каналах активно стала распространяться информация о смерти второго президента Туркменистана Гурбангулы Мяликгулиевича Бердымухамедова. Ссылка во всех СМИ была на одного-единственного политолога, который до этого Туркменистаном не занимался вообще, но многие поверили сразу и тут же начали строить версии: Бердымухамедов не мог умереть от «почечной недостаточности», налицо отравление. Предыдущий президент Сапармурат Ниязов тоже умер внезапно — значит, мы видим укореняющийся в суперзакрытой стране формат передачи власти.

    Потом посольство Туркменистана в России дало официальное опровержение (хотя верить им, учитывая режим, какой они представляют, можно с таким же скепсисом, что и этому политологу), а главный источник информации принес официальные извинения. Бердымухамедов, по сведениям более-менее знающих ситуацию журналистов, находится в Германии, поскольку там в клинике у него в тяжелом состоянии лежит мать.

    Здоровье самого Аркадага (это его официальный статуc президента, переводится “покровитель”, чтобы не путать с “отцом всех туркмен” Туркменбаши) тоже шалит: говорят, ему недавно пересадили почку. Но все-таки такая простая, тривиальная смерть в 61 год — совсем не то, что вяжется с образом, который рисует Бердымухамедову официальная туркменская пропаганда.

    А этот образ масштабен. Бердымухамедов — писатель, певец, наездник, стрелок из пистолета в положении сидя на велосипеде, гонщик, штангист, автор гимна Азиатских игр, покровитель котят и вообще Туркменатор.

    В стране, где до этого много лет правил человек, заменивший названия месяцев на имена родственников, переплюнуть уровень культа личности сложно, но личный стоматолог Ниязова Бердымухамедов очень старался. Все это выглядит комично — но это из Москвы или даже из Минска, а в Туркменистане, где люди не видят в СМИ ничего и никого другого, многие люди всерьез думают, что все именно так и устроено. Президент-супермен: в перерывах между написанием книг о целебной силе чая и скакунах он спасает родную страну от врагов извне. У Туркменистана, кстати, официально нейтралитет — как у Швейцарии.

    Но Ашхабад — это, конечно, не Берн, а наш Пхеньян: существует даже шутка, что самых ужасных преступников в Северной Корее ждет страшное наказание — ссылка в Туркменистан. Это, возможно, преувеличение, но не очень сильное: с Северной Кореей хотя бы пытаются вести диалог, а Туркменистан словно существует на отдельной планете. Из огнеметов чиновников там не сжигают (но это неточно), но из этого постоянного Зазеркалья, где подаренную президентом его собственную книгу принято целовать, потому что это выше, чем Коран или хлеб, просто нет никакого выхода.

    Дмитрий Медведев и Гурбангулы Бердымухамедов в Ашхабаде. Фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

    Страна шикарных и обязательно белых зданий (черный цвет Бердымухамедов очень не любит) и одновременно острейший дефицит продуктов, лекарств и даже бланков для этих лекарств.

    Витрина, которая во всех смыслах кривое зеркало: и персональное шоу Гурбангулы Вагановича Петросяна, и линза для искаженного восприятия реальности всех пяти с лишним миллионов человек внутри. День за днем простой житель какого-нибудь Кёнеургенча утопает в этой тотальной лжи как в зыбучих песках Каракума, о которых так задорно перепел советский шлягер Бердымухамедов.

    Читайте также

    Скрепы по-туркменски. В Туркменистане начали искать людей, которые используют в туалете газеты с изображением президента

    Но жизнь в этом микрокосмосе у Бердымухамедова только с виду протекает на «расслабоне». Дворцовые интриги в стране, где все всем врут, накалены до предела, однако ты сам никогда не понимаешь, кого бояться, а кого приближать к себе. Бердымухамедов сам так пришел к власти: когда Сапармурат Ниязов умер, Аркадаг воспользовался общей неразберихой и при участии спецслужб объявил себя наследником Туркменистана, а потом эти же спецслужбы первым делом и зачистил. Теперь ситуация еще хуже: защищать власть всегда сложнее, чем завоевывать ее. Когда здоровье начинает подводить, свои полномочия надо еще и кому-то передать. Транзит власти, будь он неладен.

    У Бердымухамедова есть сын Сердар, который явно рассматривается на роль преемника: по телевидению его называют «сыном народа», а в этом году 37-летний полковник, работник МИДа, инженер-технолог, доктор технических наук и главный специалист Управления по пивобезалкогольной и винной промышленности Ассоциации пищевой промышленности Туркменистана стал еще и хакимом (губернатором) важнейшего Ахалского велаята, то есть Ашхабадской области.

    Сын наверняка будет на его стороне в случае попытки дворцового переворота, но и в этом нельзя быть уверенным: в свое время Бердымухамедов-старший назывался внебрачным сыном Ниязова (они, действительно, очень похожи) и, говорят, мог поспособствовать ускорению замены Туркменбаши на себя любимого. История имеет свойство повторяться, а в такой стране, как Туркмения, ты никогда не можешь точно знать, в какой момент спираль пойдет на новый виток.

    Это самая большая боль президента-диктатора: никому нельзя верить.

    Ты и твои родные не могут даже заболеть в своей стране, поскольку, даже со скидкой на отсутствие лекарств, дорога в больницу всегда может оказаться путем к финишу

    (а собственные рецепты лечения чаем почему-то не помогают). Люди хлопают твоей стрельбе из винтовки по падающим до выстрела мишеням, но за спиной втайне надеются, что ты умрешь побыстрее. Бердымухамедов уже мог это почувствовать на себе в полной мере, когда в 2013 году во время скачек упал с лошади на полном ходу, теперь ему приходится проживать эти чувства вновь.

    Можно утешаться одним: хотя следующий правитель Туркменистана наверняка приложит руку к тому, чтобы Аркадаг побыстрее ушел со своего поста в вечность, ему будет архисложно найти такую область человеческого бытия, в которой Бердымухамедов уже не стал бы первопроходцем.

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Источник: novayagazeta.ru