Лск в вене галена норма

Вена Галена — где находится и ее функции

Вена Галена – крупный сосуд мозга. Через него происходит отток крови от секторов главного мозга – сплетения желудочков, расположенных по бокам, подкорковых ядер, зрительных бугров, перегородок.

Большая мозговая вена – это часть кровеносной системы, которая проходит в подпаутинное пространство, соединяется с нижними саггитальными венозными синусами и образовывает прямой синус.

Анатомические особенности

Анатомия вены Галена и ее особенности зависят от формы головы. В основном длина 12-14 мм. Форма черепа не влияет на ее диаметр в 5-7 мм. Глубокие сосуды проходят по всему мозгу и соединяются в самый большой и единственный проток.

Притоки

Вена Галена это один из самых главных элементов кровеносный системы.

В ней есть притоки:

  • медиальные притоки, расположенные в затылочной области;
  • переднее-верхний сосуд, который проходит через мозжечок;
  • эпифиз;
  • внутренние венозные сплетения мозга;
  • сосуды Розенталя;
  • задний венозный проток мозолистого тела.

Функции

Основная функция – транспортировка крови в наружную и внутреннюю яремную составляющую. Путь начинается от подкорковых образований.

Способствует подачи информации в головной мозжечок, любых видоизменений ликвора и давления. Создает правильное кровообращение, целостность в капиллярах.

Норма кровотока в вене Галена у детей от рождения до 1 года– 4-18 м/с.

Заболевания

Выделяют два основных заболевания:

  • аневризма;
  • артериовенозная мальформация.

Аневризма сочетает множество сосудистых аномалий, связанных с нарушениями эмбрионального развития. Такая патология не является распространенной, встречается у 1% населения.

Возрастная категория не относиться к провоцирующим факторам. Заметно чаще патологический процесс наблюдается у мальчиков.

Проблема преимущественно известна в педиатрии. Патология встречается настолько редко, что врачи не всегда подготовлены к ее устранению. По такой причине лечение может проводиться только в крупных, специализированных центрах.

Факторы, которые могут способствовать нарушению нормы кровотока в вене Галена:

  • влияние вирусов, бактерий, инфекций (герпес, краснуха, корь, респираторные заболевания);
  • действие некоторых лекарственных препаратов;
  • влияние ионизирующего излучения.

Стоит учитывать, что патологический процесс начинает формироваться у эмбриона в первом триместре беременности. Но диагностировать отклонения можно только на поздних сроках.

Кровь из артерий мозга попадает в поврежденный сосуд. При этом не доходит в достаточном количестве в нервную систему, ткани полушарий. Начинает развиваться анемия, а венозный отдел сталкивается с избыточными нагрузками.

Аневризма поражает переднюю часть черепа, сзади и над зрительными бугорками. Имеет несколько форм:

  • интрамуральная;
  • хориодальная;
  • паренхиматозная.

Мальформация – это изменения в сосудистой системе, которые проявляются в виде клубка, состоящего из сосудистых сплетений эмбрионального типа. При этом характерно расширение крупного венозного протока.

Характерным отклонением от нормы является недостаточное развитие эластических мышечных волокон в средней оболочке. За счет этого даже незначительное повышение давления приводит расширению сосудистого просвета. С течением времени процесс ухудшается.

Аневризма имеет такие виды:

Патологический процесс приводит к развитию давления на ближайшие ткани. На этом фоне происходят атрофические изменения, смещения, развивается гидроцефалия.

Общие симптомы

Нарушение нормы вены Галена в основном сопровождается недостаточностью сердца. Это обусловлено повышением давления в головном мозге. Аневризме свойственно функционировать в период внутриутробного развития.

Поэтому до рождения у ребенка появляется риск декомпенсации сердечной недостаточности. Клинические проявления:

  • чрезмерная усталость;
  • отечности мягких тканей;
  • одышка;
  • отсталость в развитии.

При частых случаях одышки, есть риск отека легких. Обычно ребенок отстает в физическом развитии. Процесс заметный с первых месяцев после рождения.

Гидроцефальный синдром – еще один неблагоприятный признак. Проявляется увеличением размеров головы ребенка. При этом наблюдается расширение поверхностных сосудов.

Часто сопровождается рвотой, судорогами, выпячиванием глаз, косоглазием, неврологическими патологиями.

Мальформация проявляется преимущественно в детском возрасте и редко у взрослых. Часто сопровождается гидроцефалией, внутричерепной гипертензией.

Патология имеет несколько видов, в зависимости от тяжести клинических проявлений:

  • I вид – характерно тяжелое течение с высоким риском летальности;
  • II вид – сопровождается очаговыми неврологическими нарушениями;
  • III вид – нарушение венозного оттока, которым характерно повышение давления.

Какие врачи лечат

Нарушение нормы скорости в вене Галена и патологических процессов, лечит нейрохирург. Обычно заболевания обнаруживают случайно. Также консультацию можно получить у сосудистого хирурга и хирурга. При необходимости врачи дают направление к профильным специалистам.

Особенности диагностики

Диагностика патологий вены Галена осуществляется такими способами:

  • рентгеноконтрастная ангиография – после родов является одним из основных способов выявления патологий;
  • ультразвук с допплерометрией – проводят в третьем триместре, доступный и безопасный вид диагностики;
  • КТ, МРТ.

Аневризма характеризуется новообразованием в крупном венозном просвете. Для подтверждения диагноза используют допплеровское картирование. Такой метод с точность определяет достоверные результаты.

Если дородовая диагностика не произведена, то в будущем обнаружить аномальное развитие очень проблематично.

Это также связано с отсутствием клинических проявлений. КТ, МРТ позволяет получить четкие снимки, на которых отображены клубки сосудов. Визуально напоминает мешочек.

Главный и достоверный метод – рентгенологическое исследование. Такой способ предоставляет возможность нейрохирургам спланировать хирургическое вмешательство.

Материал подготовлен
специально для сайта venaprof.ru
под редакцией врача Глушаковой Н.А.
Специальность: терапия, кардиология, семейная медицина.

Источник: venaprof.ru

Нарушения артериального и венозного кровотока у детей с вертебрально-базилярной недостаточностью

ГА ИВАНИЧЕВ, Г.Б. ДОЛГИХ
Arterial and venous blood flow disturbances in children with vertebral basilar insufficiency
G.A. IVANICHEV, G.B. DOLGYKH
Кафедра неврологии и рефлексотерапии КГМА, Казань
Под наблюдением находились 262 больных в возрасте от 1 ллес до 18 лет с синдромом вертебрально-базилярной недостаточности (ВБН). Причиной ее чаше всего являются натальная травма шейного отдела позвоночника и заключенных в него структур, соединительнотканные дисплазии, аномалии позвоночника, краниовертебрального перехода и позвоночных сосудов. Определены основные клинические, рентгенологические и допплерографические показатели ВБН для детей разных возрастных групп. Проведены статистические исследования и доказана корре­ляция между выраженностью ВБН, асимметрией кровотока по позвоночным артериям и нарушением венозного оттока по глубоким венам. Рассчитаны коэффициенты реактивности при функциональной нагрузке у детей школьного возраста и доказана их зависимость от системы ауторегуляиии и реактивности сосудов. Выявленные особенности гемодинамики у детей разного возраста необходимо учитывать при выборе лечебно-восстановитель­ных мероприятий.
Ключевые слова: вертебрально-базилярная нелостаточность, лети, мозговой кровоток.
Two hundred and sixty-two patients aged from 1 month to 18 years with vertebral basilar insufficiency syndrome have been studied. This pathology is caused by the natal trauma of cervical spine and related structures, connective tissue dysplasias, anomalies of the spine, the cranial vertebral transition and spinal vessels. Basic clinical, X-ray and dopplerographic indices of vertebral basilar insufficiency (VBI) in children of different age groups have been specified. Statistically significant correlation between VBI, spinal arterial blood flow asymmetry and disturbance of the deep venous drainage were revealed. Reactivity coefficients for the functional loading in children of school age were calculated and their correlations with the autoregulation system and vessel reactivity were shown. These peculiarities of hemodynamics in children of different age should be taken into account in the choice of therapeutic and rehabilitative measures.
Key words: vertebral basilar insufficiency, children, cerebral blood flow.

Читайте также:  Порок аортального клапана сердца

Головные боли у детей являются ранними сим­птомами цереброваскулярной патологии и одной из первых причин обращения к неврологу в поликли­нике. Синдром вертебрально-базилярной недостаточ­ности (ВБН) отнесен экспертами ВОЗ к обратимому нарушению функции мозга. Сосудистые нарушения вертебрально-базилярной системы (ВВС) у взросло­го населения составляют 30% среди острых и 70% среди преходящих нарушений мозгового кровообра­щения [2, 3]. Около 80% инсультов являются ишеми-ческими и 25% из них происходят в ВВС, однако час­тота смертельного исхода при окклюзии основной артерии достигает 70—80% [14].
Клинические проявления ВБН диагностируются у многих детей с рождения, и причиной их может быть натальная травма позвоночника и позвоночных артерий [7, 8]. В последнее время многие авторы от­мечают повышение частоты церебральных ишемиче-ских нарушений у детей и лиц молодого возраста [5, 6, 10, 11].
Однако при изучении церебрального кровотока в ВБС необходимо оценить не только артериальный приток, но и венозный отток.
Артерии вертебрально-базилярного бассейна снабжают кровью ствол мозга, затылочные доли, медиобазальные от­делы височных долей, мозжечок, шейный отдел спинного мозга и лабиринт внутреннего уха. Венозный отток из глу­боких отделов мозга осуществляется по таламостриарным венам, основной вене (Розенталя) и большой мозговой вене (Галена), в которую впадают также внутренние мозговые вены и средняя глубокая мозговая вена. Основные вены при­нимают участие в образовании венозного круга Розенталя на основании мозга и собирают кровь от подкорковых ядер, части мозолистого тела, нижнего рога бокового желудочка, варолиева моста, белого вещества височных долей. Вена Га­лена вместе с нижним сагиттальным синусом впадает в пря-
мои синус, и затем венозная кровь отводится в синусовый сток — место слияния верхнего сагиттального, прямого, затылочного и поперечного синусов.
Позвоночные артерии на всем протяжении сопровож­дает симпатический позвоночный нерв Франка (позвоноч­ное сплетение), который переходит на сосуды виллизиева круга и анастомозирует с симпатическим сплетением внут­ренней сонной артерии. Раздражение позвоночного нерва повышает тонус позвоночной артерии и уменьшает объем­ный кровоток на треть. Интракраниальные венозные спле­тения имеют сосудодвигательную (симпатическую и пара­симпатическую) и чувствительную иннервацию. В системе глубоких вен наиболее богаты иннервацией большая мозго­вая вена, внутренние мозговые и основные вены, которые следует считать рефлексогенной зоной [1].
В горизонтальном положении тела отток крови осуществляется в основном в систему яремных вен. Позвоночные сплетения играют роль «предохрани­тельного клапана» [4, 15]. В вертикальном положе­нии венозный отток осуществляется от головы в ос­новном по системе позвоночных венозных сплете­ний. Поэтому для выявления нарушений в ВБС необ­ходимо определять не только артериальные церебраль­ные дистонии, но и венозный отток из тех же анато­мических структур, учитывая их тесные морфофунк-циональные взаимоотношения.
Целью нашего исследования было изучение с помощью транскраниальной допплерографии (ТКДГ) нарушений кровообращения в ВБС и венозного от­тока из глубоких вен основания мозга и позвоночных венозных сплетений в амбулаторных условиях.
Материал и методы
Обследовали 620 детей в возрасте от 1 мес до 18 лет с сосудистыми церебральными нарушениями. Кли­нические, ультразвуковые и рентгенологические про­явления патологии ВБС были выявлены у 262 (42%) из них. У всех пациентов исследовали артерии каро-тидной системы и ВБС, глубокие вены (основные, средние глубокие мозговые), глазничные и позвоноч­ные венозные сплетения, прямой синус, каверноз­ный синус и вену Галена.
При оценке артериального кровотока определяли систолическую, диастолическую и среднюю скорость кровотока, индекс резистентности (RI), пульсовой индекс, систоло-диастолический показатель [14]. Ве­нозный кровоток по исследуемым венам определяли у 262 детей с синдромом ВБН и в норме (83 челове­ка).
Детей разделили на 4 возрастные группы: 1-я (131 ребенок до 1 года — ранний возраст) включала четы­ре подгруппы (1—3 мес — 44 ребенка, 3—6 мес — 46, от 6 до 9 мес — 23, от 9 до 12 мес — 18); 2-я группа (56 детей — дошкольный возраст) — две подгруппы (1—3 года — 38, от 3 до 7 лет — 18); в 3-ю группу вошли 36 детей младшего школьного возраста (7—11 лет); в 4-ю — 39 детей старшего школьного возраста (12-18 лет).
Ультразвуковые исследования проводили на ап­парате Ангиодин-Б фирмы БИОСС (Россия) зондом
2 МГц.
Состояние сосудов ВБС оценивали у детей до 1 —
3 лет в положении на боку, в более старшем возрасте — на животе с упором лба на кисти рук. Такое по­ложение дает возможность применять функциональ­ные нагрузки (повороты головы, дыхательные про­бы), исследуя кровоток по основной, позвоночным артериям, позвоночным венозным сплетениям и прямому синусу. Костные структуры у детей до 1—3 лет позволяют изучать большее количество веноз­ных коллекторов, чем у детей старших возрастных групп.
Результаты и обсуждение
Для изучения мозгового кровотока отобрали груп­пу детей до 1 года с клиническими, рентгенологиче­скими и допплерографическими признаками пораже­ния шейного отдела позвоночника, спинного мозга и позвоночных артерий. Признаки преимущественно натальной травмы этого отдела имелись у 131 боль­ного. По данным анамнеза, у матерей 74% из них была патология беременности (внутриутробная гипоксия плода, фетоплацентарная недостаточность, угроза выкидыша). Из причин патологии родов наиболее частой были слабость родовой деятельности (37%), потребовавшая медикаментозной стимуляции (32%), быстрые роды (25%), проведенное в экстренном по­рядке кесарево сечение (17%), вакуум-экстракция плода (3%). Среди клинических нарушений опреде­лены следующие синдромы натальной травмы шей­ного отдела позвоночника и позвоночных артерий: вялое сосание после рождения, преходящий бульбар-ный синдром (поперхивание, выливание молока че­рез нос или из угла рта, стридорозное дыхание) — у 32%, кривошея — у 19,8%, вялые парезы в руках —у 23,4%, синдром диффузной мышечной гипотонии в сочетании с пирамидной недостаточностью — у 15,2%, спастические или смешанные парезы в ногах — у 30,6%, задержка моторного развития — у 13,5%, по­ражение черепных нервов (лицевого и тройничного)
– у 6,2%.
На спондилограммах (боковая и трансоральная проекции) определялись ранние симптомы наталь­ной травмы позвоночника (по критериям М.К. Ми­хайлова [7]) — у 80% детей: смещение зубовидного отростка С2 относительно боковых масс атланта С1 влево или вправо — у 27%, расширение межпозвон­ковых промежутков (больше высоты тел позвонков)
— у 10,8%, увеличение щели в суставе Крювелье бо­лее 3 мм (подвывих) — у 10,2%, патологический ки­фоз шейного отдела позвоночника — у 11%, у поло­вины детей в сочетании с пилороспазмом, лестнич­ное смещение позвонков — у 10%, расхождение ос­тистых отростков CI — С2 — у 6,2%, компрессион­ные переломы тел позвонков, чаще снижение высо­ты тела СЗ и С4 — у 3%. Аномалия позвоночника (си­ностоз позвонков) выявлена у 2 детей до 1 года.
Для сравнения результатов оценки нормального кровотока и его нарушений по артериям ВБС приво­дим показатели линейной систолической скорости кровотока (ЛСК) по основной артерии, позвоноч­ным артериям и венозного оттока по наиболее дос­тупному для разных возрастных групп прямому си­нусу и вене Галена (табл. 1).

Таблииа 1. ЛСК по артериям вертебрально-базилярной системы в норме и при натальной травме позвоночника и позвоноч­ных артерий у летей до 1 года, см/с

Читайте также:  Классификация сартанов

Источник: www.spinabezboli.ru

Международный неврологический журнал 1(11) 2007

Вернуться к номеру

Особенности мозговой гемодинамики у детей раннего возраста в норме и при патологии

Авторы: Г.Б. ДОЛГИХ, к.м.н. Казанская государственная медицинская академия Кафедра неврологии и рефлексотерапии, Россия

Версия для печати

Получены данные мозговой гемодинамики у 163 детей до 3 лет (127 — с перинатальными повреждениями ЦНС и 36 — здоровых). Были проведены клинические исследования, нейросонография, транскраниальная допплерография, рентгенография шейного отдела позвоночника. Группой риска по формированию артериальных сосудистых нарушений являются больные с ишемическими повреждениями головного мозга. Венозные дистонии характерны для больных с последствиями внутрижелудочковых кровоизлияний и для детей с цервикальными травмами позвоночника. Доказано, что у детей раннего возраста чаще сохраняются венозные, чем артериальные, дистонии.

транскраниальная допплерография, нейросонография, перинатальные повреждения ЦНС, нарушение мозгового кровообращения

Антенатальная и перинатальная гипоксия плода, обусловленная нарушением мозгового кровообращения и каскадом метаболических сдвигов в клетках мозга, приводит к повреждению клеточных мембран и гибели нейронов [1]. Наиболее неблагоприятное воздействие оказывает на плод сочетание хронической внутриутробной гипоксии вследствие фетаплацентарной недостаточности, гестоза, внутриутробных инфекций и острой гипоксии в родах. В развитии пери- и интравентрикулярных кровоизлияний особая роль отводится феномену «пассивного» давления в результате нарушения ауторегуляции при гипоксии и линейной зависимости мозгового кровотока от системного артериального давления [2]. Повышенное артериальное давление приводит к кровоизлияниям, а его снижение — к ишемической лейкомаляции.

Вследствие натальной травмы шейного отдела позвоночника и позвоночных артерий у ряда детей с рождения возможны клинические проявления вертебрально-базилярной недостаточности [3].

Особенно важно определить не только артериальный вазоспазм, но и состояние венозного оттока по различным венозным коллекторам [4].

Целью настоящего исследования было изучение состояния мозгового кровообращения у детей с перинатальными ишемическими и геморрагическими повреждениями головного мозга и травматическими повреждениями позвоночника, спинного мозга и позвоночных сосудов на шейном уровне и его значение для формирования дальнейших сосудистых нарушений у детей раннего возраста.

Материалы и методы исследования

Всего обследовано 163 ребенка в возрасте 1–3 месяцев, и проведены динамические наблюдения ежеквартально до 3 лет с использованием допплерографического скрининга, нейросонографии, рентгенографии шейного отдела позвоночника, клинических исследований. В качестве контрольной группы обследованы 36 детей того же возраста с благоприятным анамнезом (неосложненное течение раннего неонатального периода), нормальным психомоторным развитием и при отсутствии жалоб со стороны родителей.

Структура основных групп больных

1-ю группу составили больные с перинатальным повреждением нервной системы гипоксически-ишемического и гипоксически-геморрагического характера до 1 года жизни — 100 больных (грудничковый возраст). Тяжесть повреждения головного мозга оценивалась в соответствии со стандартами клинической и ультразвуковой диагностики гипоксически-геморрагических и гипоксически-ишемических поражений центральной нервной системы у новорожденных, разработанными Ю.И. Барашневым (2001) и Международной классификацией болезней 10-го пересмотра. Исходные данные были получены на основании анамнеза, клинико-неврологического статуса, данных параклинических методов исследования (нейросонографии, транскраниальной допплерографии, спондилографии шейного отдела позвоночника).

2-ю группу составили дети ясельного возраста — 1–3 лет (27 детей) — с проявлениями минимальной мозговой дисфункции или поздними проявлениями перинатальной патологии ЦНС.

Структура больных по данным нейросонографии до 1 года представлена на рис. 1.

Нейросонография проводилась на ультразвуковом сканере «SIM-5000+» (Россия) датчиками 5,0 и 7,5 МГц в коронарной (6 сечений) и сагиттальной (5 сечений) плоскости сканирования. Нейросонография проводилась всем обследуемым детям в начале исследования и 2–4-кратно до 1 года при динамическом наблюдении.

Состояние церебральной гемодинамики оценивалось по результатам транскраниальной допплерографии (ТКД), выполненной на допплеровском комплексе «Ангиодин-Б» фирмы «БИОСС» (Россия) с УЗ зондами 2 МГц.

Инсонацию сосудов каротидной и вертебробазилярной системы производили с помощью датчика 2 МГц. Для исследования линейной скорости мозгового кровотока (ЛСК) использовали ультразвуковые окна: темпоральные (для средней мозговой артерии — СМА, передней мозговой артерии — ПМА, задней мозговой артерии — ЗМА, вены Розенталя — ВР, глубокой средней мозговой вены — ГСМВ), субокципитальное окно (для V3- и V4-сегментов позвоночной артерии — ПА, основной артерии — ОА, венозных позвоночных сплетений), глазничное окно (сифон внутренней сонной артерии — ВСА, глазной артерии — ГА, глазничные венозные сплетения — ГВС). Под скуловой костью — кровоток по внутренней сонной артерии — ВСА и яремной вене — ЯВ. Проведена оценка систолической, диастолической и средней скорости кровотока. Рассчитывались показатели периферического сопротивления PI (пульсационный индекс Гослинга) и IR (индекс резистентности Пурселло).

Базальные вены Розенталя мы выявляли из двух доступов: через височное окно одновременно с ЗМА на глубине 55–65 мм. Но более четко вена определяется выше слухового прохода на 1,5–2 см на глубине 62–65 мм без сопровождающей ЗМА и представлена в виде «удлиненных бусин», иногда с выраженной пульсацией. Кровоток в базальной вене — 5–12 см/с, и его повышение может указывать на внутричерепную гипертензию [5]. У детей до 3 лет вена Розенталя хорошо лоцируется и при заднем доступе на уровне затылочного бугра парасагиттально, и снаружи от вены Галена на глубине 62–65 мм. Для идентификации хорошим маркером служит поток в ЗМА, определяемый поблизости.

Прямой синус мы лоцировали под затылочными буграми парасагиттально на глубине 45–55 мм. Направление кровотока к датчику, средняя скорость — 12–25 см/с.

Выше, над затылочными буграми, на глубине 55–65 мм определяется кровоток по вене Галена, иногда двунаправленный.

Вену Галена и прямой синус измеряли парасагиттально с двух сторон (справа и слева), учитывая тот факт, что прямой синус может иметь перегородки и две ножки, а вена Галена искривлена в виде сифона и чаще повернута вправо. Скорость кровотока в вене Галена до 1 года — 4–18 см/с [6].

Проводили изучение венозного кровотока с использованием ортостатических проб (опущенным головным концом на 30° — состояние антиортостаза, приподнятым головным концом на 30° — состояние ортостаза).

Результаты исследований и их обсуждения

При изучении перинатальных факторов риска и статистической обработке полученных данных с использованием критерия Χ 2 была подтверждена значимость хронической гипоксии плода в сочетании с фетоплацентарной недостаточностью у 83,3 % больных с перивентрикулярными кровоизлияниями (ПВК) и 82,4 % — с ишемической энцефалопатией в сочетании с персистирующим расширением боковых желудочков (ИЭ + ПРБЖ) (р Список литературы

1. Барашнев Ю.И. Перинатальная неврология. — М.: Триада-Х, 2001. — 638 с.

2. Пальчик А.Б. Эволюционная неврология. — С.-Петербург, 2002. — 383 с.

3. Ратнер А.Ю. Нарушение мозгового кровообращения у детей. — Казань: Издательство Казанского университета, 1983. — 143 с.

4. Stolz E., Caps M., Kern A. et al. Transcranial color-coded duplex sonography of intracranial veins and sinuses in adults. Reference data from 130 volunteers // Stroke. — 1999. — Vol. 30. — P. 1070-1075.

5. Valdueza J., Shults M., Harm S.L., Einhaup I.K. Venous transcranial doppler ultrasound monitoring in acute dural sinus trombosis. Report of two cases // Stroke. — 1995. — Vol. 26. — P. 1196-1199.

Читайте также:  Потребление воды человеком в сутки

6. Зубарева Е.А., Дворяковский И.В., Зубарев А.Р., Сугак А.А. Допплерография перинатальных поражений головного мозга. — М.: Видар, 1999. — 92 с.

7. Volpe J.J. Neurology of the Newbern. — 3-th Ed. — Philadelphia, 1991. — 435 p.

8. Meguire C.D., Winter R.B., Mayfield E.K. et al. Neurosonograhtic features of periventricular echodensities associated with cerebral palsy in preterm infants // J. Pediatr. — 1990. — Vol. 44, № 6. — Р. 687-705.

9. Кучеров А.П., Пулин А.М., Ясевич А.Ю. Отек-набухание головного мозга и синдром повышения внутричерепного давления у новорожденных // Детская неврология. — Санкт-Петербург, 1995. — № 2. — С. 55-60.

10. Зубарева Е.А.,Зубарев А.Р., Патрушева Е.Н. Нейросонография: итоги и перспективы развития // Ультразвуковая диагностика. — 2000. — № 2. — С. 99-112.

11. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. — М., 2001. —345 с.

12. Takashima S., Armstrong D.L., Becker L.E. Subcortical leucomalacia. Relationship to development of the cerebral sulcus and its vascular supply. // Arch.Neurol. — 1978. — Vol. 35, № 7. — P. 470-472.

13. Михайлов М.К. Рентгенодиагностика родовых повреждений позвоночника. — М., 2001. — 171 с.

14. Сресели М.А., Большаков О.П. Клинико-физиологические особенности морфологии синусов твердой мозговой оболочки. — Л.: Медицина, 1977. — 175 с.

15. Росин Ю.А. Допплерография сосудов головного мозга у детей. — Санкт-Петербург, 2004. — 110 с.

Источник: www.mif-ua.com

УЗИ головного мозга – НСГ – у детей норма

Колесниченко Ю.Ю., врач УЗД, www.uzgraph.ru

УЗИ головного мозга (нейросонография – НСГ, двумерная эхоэнцефалография – ЭхоЭГ) проводится только детям первого года жизни, т.к. в этом возрасте у них сохраняется большой родничок, неокостеневший участок свода черепа(на макушке головы). После 1 года жизни родничок обычно уже закрывается костью, а через кость УЗИ видит или очень плохо или вообще ничего не видит.

В большинстве случаев доступа через большой родничок бывает достаточно, хотя иногда врачи пребегают к дополнительным доступам через висок и затылок.

Проводится ультразвуковое исследование головного мозга обычно с помощью секторного(кардиодатчик) или микроконвексного датчика(межреберный датчик), а порой даже линейным высокочастотным датчиком(датчик для поверхностных мягких тканей).

В процессе УЗИ головного мозга врач оценивает паренхиму головного мозга(на предмет кист и др. образований), структуру головного мозга(на предмет аномалий развития), ликворные пространства и желудочки(на предмет их расширения, наличия тромбов).

Большей часть эта оценка производится качественно, т.е. без измерений.

Как и в других методиках УЗИ, стандартных норм о количестве задокументированных показателей не существует.

Из часто встречаемых размеров можно отметить размер боковых желудочков в области тела, также многие российские авторы предлагают измерять задние и передние рога боковых желудочков, что крайне редко используется на практике, т.к. и одного размера обычно более чем достаточно.

Кроме боковых желудочков, обычно при наличии расширения, указывается размер субконвекситального(синокортикального или краниокортикального) пространства(т.е. слой жидкости между черепом и полушариями мозга, синокортикальная ширина, от англ. SinoCortical width – SCW или краниокортикальная ширина, CranioCortical width – CCW), размер межполушарной щели(англ. interhemispheric width – IHW), 3 желудочка, иногда и 4 желудочка, большой цистерны.

Кроме вышеупомянутых измерений ряд авторов предлагает измерять еще ширину полушарий и желудочковый индекс.

Говоря о субконвекситальном пространстве нельзя не упомянуть о важности не только его измерения, но и дифференциации в случае его расширения между субарахноидальным и субдуральным пространствами, что к сожалению порой представляет некоторые трудности, а значение имеет большое, поэтому в таких случая (расширения субконвекситального пространства) так важно использование линейного высокочастотного датчика для дифференциации этих пространств!

Как и в случае с измерением печени, что мы уже рассматривали в ранее опубликованной статье, существует несколько вариантов измерения размера боковых желудочков.

В РФ больше распространен один вариант измерения бокового желудочка на уровне тела – глубина тела бокового желудочка[1,2], как на рис.1А; на западе другой вариант и даже несколько, как на рис.1Б – ширина бокового желудочка(англ. single ventricular width – SVW)[3,4], а в другом источнике этот же размер называют желудочковым индексом[5], хотя по данным другого источника[1] желудочковый индекс это ширина бокового желудочка деленная на ширину полушария и умноженная на 100%(как и всегда без путаницы не обошлось); и 1В – суммарная ширина боковых желудочков(англ. combined coronal ventricular width)[5]. Хотя полюбившийся на западе вариант(рис.1Б) описан и в российской литературе[1]. Также существует еще один вариант измерения боковых желудочков, который используется в акушерской НСГ – ширина боковых желудочков на уровне их треугольников(англ. atrial width of the lateral ventricles или width of the atrium of the lateral ventricles, рис.2), данное измерение производится в аксиальной(горизонтальной) плоскости.


Рис. 1 Варианты измерения боковых желудочков мозга на уровне тел, пояснения в тексте выше, во фронтальной плоскости(коронарный срез).


Рис. 2 Измерение боковых желудочков на уровне их треугольников в аксиальной плоскости(измерение проводится у плода, внутриутробно).

– Глубина тела бокового желудочка в норме до 4мм[1,2];

– Ширина бокового желудочка до 13мм[3,4,7];

– Ширина бокового желудочка на уровне треугольника < 10 мм (измеряется у плода, внутриутробно)[3];

– Ширина третьего желудочка до 3-10мм[1,2,4,6];

– Ширина межполушарной щели до 6-8 мм[4,7,8];

– Размер субконвекситального пространства:

– синокортикальная ширина до 3-3,3мм[4,7,8];

– краниокортикальная ширина до 4-6,3мм[4,7,8];

– Большая цистерна до 8-12мм[2,8].

В последнее время к рутинному исследованию в серой шкале стали добавлять частичную допплерографию, вроде скрининга(т.е. она не соотвествует тому объему, который называется транскраниальной допплерографией сосудов мозга – это отдельное исследование!), которая включает измерение индекса резистентности в передней мозговой артерии и линейную скорость кровотока в вене Галена(большой мозговой вене).

Как считается, повышение скорости кровотока выше определенного порога, может свидетельствовать о внутричерепной гипертензии, а высокий индекс резистентности о перенесенной в родах или внутриутробно гипоксии. Конечно, надо понимать, что это не точные указатели на указанные состояния, а нечто вроде маркеров, реальная практическая ценность которых под большим сомнением.

Видео-лекция по нейросонографии

Видео с Youtube

Литература:

1) В.Митьков. М.Медведев. Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике. 3 том. Видар. 1997;

2) Е.Зубарева, Е.Улезко. Нейросонография у детей раннего возраста. Парадокс. 2004;

3) P.Sidhu, W.Chong. Measurement in Ultrasound. A practical handbook. Arnold. 2004;

4) М.Хофер. Ультразвуковая диагностика. Базовый курс. Мед.лит. 2003;

5) R.Bruyn. Pediatric Ultrasound. How, Why ans When. Elsevier. 2005;

6) М.Пыков, К.Ватолин. Детская ультразвуковая диагностика. Видар. 2001;

7) C.Капустин, С.Пиманов. Ультразвуковое исследование в таблицах и схемах. 2 изд. Издательство Витебского ГМУ. 2005;

8) M.Siegel. Pediatric sonography. 3 ed. Lippincott Williams & Wilkins. 2002.

Рейтинг:
Уже написано комментариев: 1

Спасибо за эту серию статей.Все изложено в доступной к пониманию даже для начинающих врачей форме. Красивые иллюстрации к измерениям.

Источник: www.uzgraph.ru